Мартиролог в красках

Содержание материала

Северный придел.

Именно здесь планировалось устроить алтарь в честь священномученика Михаила Маркова и всех новомучеников и исповедников. До иконостаса тогда было еще далеко, а общехрамовый крупный план росписей не давал возможности изобразить многих новомучеников, без которых, казалось, и краткая духовная история их эпохи выглядит одним большим пробелом. Нужна была принципиальная идея росписи всего храма, важно было уже тогда представить, что со временем будет изображено и в центральной части, и в южном лепестке. Так возникла концепция трех Великих Дней: север – Великая Пятница – Пасха распятия, центр – Великая Суббота – Пасха погребения (вхождение в Царство), юг – Пасха Светлого Воскресения. Как оказалось впоследствии, такой подход вполне согласуется с оформлением интерьеров древнейших храмов и с подробно разработанной видным христианским искусствоведом А.М.Лидовым идеей «иеротопии» - священного пространства храма в целом и его частей. Так в своде северного – Страстного –придела появился образ крестного пути Спасителя(от суда Пилата – до восшествия на Крест). А ниже – на южной стене придела - история судеб новомучеников, как бы повторяющая путь страданий Христовых. На северной же стене и в конхе лепестка – смертные страдания Самого Спасителя (они были изображены в алтарной части) и Его последователей – новомучеников. Потому на южной стене придела мы видим судебно-тюремную историю мучеников ХХ века, их испытания жизнью, а с противоположной стороны – испытания смертью: расстрелы, погружение под лед, сожжения, распятие на царских вратах, погребения заживо. И всех от востока-неба-алтаря объемлет Спаситель с Креста, и от севера-земли-храма благословляет святой Патриарх Тихон: «Чадца! Зову вы с собою на страдания и смерть за Христа». Уже в конце работы над росписью северного придела возник вопрос об образе в южной части алтаря (для северной избрали Архангела Михаила – покровителя священномученика Михаила Маркова). Как раз проводилась тогда праздничная служба в память Усекновения главы Предтечи. И именно в этот день стало очевидно, что образ Иоанна Крестителя - величайшего из рожденных женами подвижника и мученика - обязательно должен быть в алтарной части придела страданий. В трех арках, соединяющих северный придел с центральной частью храма, тоже изображены страдания… В северо-восточной арке - ветхозаветные(Авель, Исаия) и новозаветные праведники (Вифлеемские младенцы, Захария); в северной – ссылка и смерть в лагере священномученика Михаила; с северо-западной стороны – молитва митр.Иосифа Чернова и мученичество святого Вукашина Сербского. Надо сказать, что не только русских новых страдальцев мы решили изобразить в росписях храма. Жестокий 20-й век явил сонмы мучеников и в иных Поместных Церквях: Сербской, Грузинской, например. Здесь же, в северном приделе, видим погибшего в Освенциме грузинского архимандрита Григола Перадзе, вшедшего добровольно за другого узника в газовую камеру.

И - после завершения росписей в северной части храма (а они дались живописцам намного труднее алтаря и западного лепестка) - стало ясно, что и иконостас и немногочисленные иконы придела должны соответствовать основной – страдательной теме росписей. Так появилось здесь Распятие (по образу годеновского), исполненное пензенскими мастерами, как и образы апостола Андрея на кресте и побиения первомученика Стефана органично вошли в этот придел. Последние иконы были выполнены грузинским живописцем Зурабом Модебадзе и грузинскими же резчиками под руководством Георгия Нодадзе – уже после установки ими же сотворенного малого иконостаса в мученический придел. Подлинную же полноту внесла сюда драгоценная нам икона-мученица (простреленная и исцарапанная богоборцами) – большой образ грозного пророка Илии, чудом сохранившийся. Страдали не только ведь люди, но и иконы и храмы, и вся земля наша …

Просмотров: 4754