Петр Семенов-Тян-Шанский: географ, который посвятил жизнь благотворительности

Категория: История
Алексей Колесов, портрет П.П. Семенова-Тян-Шанского (1874). Изображение с сайта wikipedia.org

Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский принадлежал к тому редкому типу людей, которые за что б ни взялись – все у них выходит в полный рост

Отрочество поневоле

Он родился в 1827 году в семье малоизвестного писателя Петра Николаевича Семенова, автора оды «Капитан Мартынов», трагедии «Митюха Валдайский», пьесы «Свет» и нескольких других произведений, явно не вошедших в классику русской литературы.

Рос любознательным, пытливым: интересовался и ботаникой, и историей, и географией. Придумывал свои названия растениям и вообще подходил ко всему играючи. Это качество он сохранил на протяжении всей жизни.

Семья жила богато, недостатка не было ни в чем. Игрушек – море. Правда, любимых всего две: картонные фигурки русских государей во весь рост, которые он расставлял на полу и двигал их как оловянных солдатиков, и раскрашенный макет Троице-Сергиевой лавры, строения которой тоже надо было ставить на пол. Иногда обе игрушки совмещались.

Беда пришла в 1832 году, когда Петру шел пятый год. Его отец умер, спасая от тифа собственного слугу. Мать потери не выдержала – разум вскоре покинул ее.

Петр Петрович впоследствии напишет об этом моменте своей биографии: «Счастливому моему детству навсегда наступил конец: я перешел в отрочество».

Всякий человек, заставший СССР в более или менее сознательном возрасте, прекрасно знает, что Гайдар в 14 лет командовал полком (хотя на самом деле полк он получил двумя годами позже, но 14 лет с точки зрения пропаганды гораздо эффектнее, чем 16). Почти никому не известно, что великий географ Семенов-Тян-Шанский в свои самые настоящие 12 лет прекрасно управлялся с родовым имением – судьба заставила.

Высший балл за дерзость

Мариинский дворец — здание Заксобрания Санкт-Петербуга. Бывшее здание Школы Гвардейских Подпрапорщиков и Кавалерийских.

Настало время получать образование. Петр окончил школу гвардейских подпрапорщиков и юнкеров. Впоследствии писал в своих воспоминаниях: «В курсе преподавания меня поражало в особенности то, что наши учителя совсем не стеснялись программами военно-учебных заведений, которые раздавались нам в литографированных экземплярах в сопровождении составленных нашими учителями по этим программам записок, также литографированных, но между этими записками и живым, прекрасным преподаванием, интересовавшим меня в высшей степени, не было ничего общего».

Но не таким был мальчик Петя, чтобы спокойно сносить эту беспросветную казенщину. Однажды он не выдержал и прямо посреди урока заявил преподавателю, майору Вержбицкому, объяснявшему время княжения святого Владимира: вы, дескать, не правы, все было не так.

Преподаватель чуть на пол не сел от этой дерзости. И применил, как ему думалось, убийственный педагогический прием: заявил, что если Петр Семенов знает материал лучше учителя, то пусть он дальше сам ведет урок. И сел за ученическую парту.

Петру Семенову пришлось поставить высший балл: с заданием он справился блестяще.

Затем слушал лекции на физико-математическом факультете Санкт-Петербургского университета (правда, по отделу естественных наук), сдал экзамен на кандидатскую степень, в 1849 году сделался членом Императорского Русского географического общества.

И понеслось – экспедиция за экспедицией. Все дальше и дальше от дома. Великий Новгород, Москва, Воронеж, Поочье, Подонье, Алтай, Тарбагатай, Иссык-Куль и, конечно, Тянь-Шань.

Наука versus благотворительность

Один из хребтов Тянь-Шаня.

О научной деятельности Семенова-Тян-Шанского написано немало. Но похоже, что на помощь ближнему он тратил еще больше времени и сил. Список благотворительных должностей Семенова-Тан-Шанского выглядит более чем впечатляюще: вице-председатель Императорского Русского географического общества, директор центрального статистического комитета, член комитета по устройству быта евреев, член комиссии для пересмотра действующей раскладки налогов с недвижимого имущества в городах, посадах и местечках, член комиссии об отмене сборов, взимаемых в пользу государственного казначейства по подушной системе, председатель Алексеевского главного комитета по призрению детей лиц, погибших в войну с Японией, – все перечислить невозможно.

Стоял у истоков благотворительного общества рязанцев в Санкт-Петербурге. В 1910 году сначала организовал, а затем и возглавил комитет по сбору средств для жителей Семиреченской области, пострадавших от землетрясения.

В том же 1910 году передал Эрмитажу собственноручно собранную коллекцию картин фламандских и голландских художников (719 полотен и 3476 гравюр). Впрочем, какие-то деньги ему все таки заплатили – чуть ли не насильно, мотивируя тем, что негоже оставлять своих детей вообще без средств к существованию.

Состоял соучредителем Санкт-Петербургского Фребелевского общества для содействия первоначальному воспитанию. Вошел в состав соучредителей, а затем стал членом Совета и товарищем председателя Попечительства императрицы Марии Александровны о слепых.

А еще Петр Петрович создал уникальную коллекцию, состоящую из 700 000 жуков. Вы можете себе представить столько жуков, собранных в одном месте? А он сделал это. А потом пожертвовал своих жуков Петербургскому Зоологическому музею.

В 1897 году именно по инициативе Петра Петровича проводится первая в России и единственная дореволюционная перепись населения. По результатам Семенов-Тян-Шанский составил статью под названием «Характерные выводы из первой всеобщей переписи». Всего в России – 125 640 021 житель. 13,4 процента – горожане. 69,3 процента – православные. И так далее.

Кроме того, Петр Петрович – действительный член всех без исключения университетов империи: все-таки наука для него была на первом месте.

Впрочем, однажды он прервал почти что все свои научные занятия. При этом надолго, на несколько лет. Это было сделано ради участия в подготовке крестьянской реформы.

С конца пятидесятых годов Петр Петрович либо заседает в комиссиях, либо ездит по России, изучая жизнь крестьян. Он ратует за то, чтобы освобождение крестьянства обязательно сопровождалось передачей всем освобожденным земельных наделов. И настоял на своем.

Впрочем, это никого не удивило. Один из современников писал: «Наталкиваясь постоянно, даже в самых простых делах на бездушный формализм и канцелярскую волокиту, он приходил иногда просто в ярость. Нередко у него по этим поводам бывали личные столкновения с министрами, и в результате он всегда добивался своего».

Культурный центр столицы

Галерная гавань. Наводнение 1903 года, Вдалеке — шпиль Троицкой церкви. Фото с сайта citywalls.ru

Одно из важных дел, которым занимался Петр Петрович – председательство в обществе вспомоществования студентам Императорского Санкт-Петербургского университета. Много сделал полезного, в частности, договорился с некоторыми столичными аптеками о продаже студентам лекарств с большой скидкой. Собственно председательством не ограничивался – то и дело раздавал студентам собственные деньги.

Вместе со своим родственником В.К.Саблером учредил Общество вспоможения бедным в приходе церкви Пресвятой Троицы в Галерной Гавани (более известное как Гаванское благотворительное общество) и опять-таки долгое время был его председателем.

Почти что три десятилетия был председателем общества Аренсбургской санаторной станции для детей, больных рахитом и костным туберкулезом. Общество ежегодно отправляло на лечение в нынешний эстонский город Курессааре (а в то время – Аренсбург) полсотни детей из неимущих семейств.

Главным же его благотворительным проектом было Андреевское благотворительное общество, организованное его зятем при Андреевском соборе и, разумеется, тоже попавшее под покровительство Петра Петровича.

Началось с простой материальной помощи нуждающимся. Дальше – больше. Выстроили дом для постоянного проживания стариков, инвалидов, сирот. Затем второй дом. Постепенно втянулись и родственники:  жена взяла на себя воспитательную часть сиротского приюта, дочь и племянница учительствовали.

Это был своего рода культурный центр Санкт-Петербурга. Священники Андреевского собора совершенно бесплатно преподавали Закон Божий, историю Церкви, церковно-славянский язык.

Члены Дамского комитета, созданного при обществе, закладывали в головы детей основы арифметики, русского языка, истории и, разумеется, столь любимой Петром Петровичем географии.

Кройка, вышивка, вязание, шитье. Работы, сделанные ученицами, шли на продажу, деньги выдавались после выпуска в качестве подъемного капитала. Посещение музеев, Зоологического сада, синематографа, театров. Летом – выезд на собственную дачу. Ничем воспитанницы не были обделены.

Царь пожаловал Тян-Шанским

Фото с сайта myshared.ru

Дом Петра Петровича на Первой линии Васильевского острова был открыт без исключения всем. И, разумеется, «все» этим пользовались. В приемной Семенова с утра и до позднего вечера теснились просители. Одного он пристраивал к благотворительному учреждению, другому помогал найти работу, третьему что-то советовал, а четвертому и просто давал денег. При этом сам был вынужден в своих бесчисленных поездках по России довольствоваться вторым классом:  на собственный комфорт денег обычно не хватало.

Даже в рамках своего Географического общества он был благотворителем – в частности, узнав, что где-нибудь в провинции кто-то всерьез занимается географическими изысканиями, добивался для него возможности делать это под эгидой Географического общества. Вряд ли подобное подвижничество сильно обогащало науку географию, но доброе дело он делал.

А на вопрос, что есть для него счастье, отвечал: любить и быть любимым. Все-таки это был великий человек, не вписывавшийся абсолютно ни в какие рамки.

Интересно, что и многочисленные его дети тоже в той или иной степени вписали свои имена в историю цивилизации. Сын Андрей стал энтомологом и колеоптерологом, то есть специалистом по жукам. Сын Вениамин сделался географом. Сын Дмитрий – известным статистом. Сын Измаил – метеорологом и педагогом. Дочь Ольга – художницей.

Казалось бы, когда было Петру Петровичу воспитывать свое потомство. А вот поди ж ты – прославились.

А в 1906 году ему вдруг оказали государеву милость – велели впредь именоваться не просто Семеновым, а Семеновым-Тян-Шанским. Неожиданность же заключалась в том, что с первой экспедиции прошло 50 лет. Собственно, к юбилею этот знак внимания и был оказан. Но все равно – выглядело более чем странно.

Тем не менее Петр Петрович принял этот знак весьма охотно – называть себя Семеновым-Тян-Шанским было ему явно в удовольствие.

Скончался Петр Петрович в Петербурге, в 1914 году. Умер от воспаления легких, но можно сказать, что от старости – ему на тот момент шел 88-й год. Его научные достижения и в советское время всячески почитались и пропагандировались. Дела благотворительные были преданы забвению.

Источник: miloserdie.ru
Просмотров: 369